деревянная русь

строительство домов

рукоделие

столярное дело

печное дело

кузнечное дело

керамика





 

Настоящие русские избы дошли до нас благодаря многовековой верности крестьянства заветам старины. Те заветы, как и принципы духовной жизни, по сути своей оставались неизменны на протяжении веков: в Боге нет никакой перемены.

Русская изба – это Россия в малом. Ее судьба во многом схожа с судьбой русского человека: когда-то самобытная, ладная и добротная, отражающая образную неприземленность мышления своих создателей, изба превратилась со временем в обезличенную смесь понятий…..Высокая, одухотворенная архитектура низвергнута до уровня земной повседневности и потребностей плоти. Утрачено чувство гармонии. Внешнее украшательство («благолепие») и нарочитый декор пришли на смену строгой соразмерности частей и целого…

Понятие «русская изба» содержит не только архитектурные приемы строительства, но и образ жизни, как систему эстетических и этических взглядов, вскормленных русской землей и христианским мироощущением ее народа…

Настоящие русские избы дошли до нас благодаря многовековой верности крестьянства заветам старины. Те заветы, как и принципы духовной жизни, по сути своей оставались неизменны на протяжении веков: в Боге нет никакой перемены.

Традиционный крестьянский быт с его несуетным достоинством и элегическим строем старинных деревень исчез из России. Навсегда ли?

Мы не призываем современников к крайностям «обновленчества справа» (отец Серафим Роуз) и пренебрежению светской культурой, не устремляем их вернуться к «устарелым и музейным сооружениям, вроде кремниевого ружья вместо винтовки». Напротив, в том же традиционном русском рубленном доме может и должно быть «оборудование …по последнему слову культурной техники», чтобы выявился лживый миф его «испорченной в массах репутации, будто это всегда какое-то извлекаемое из сундуков, побитое молью и отдающее нафталином прадедовское старье…» (А.В.Карташов)

Отношение к русской избе как к примитиву обнаруживает полное ее незнание и непонимание. «Все от древа – вот религия мысли нашего народа, но празднество этой канны и было и будет понятно весьма немногим», - писал Сергей Есенин в сентябре 1918 года.

Архитектура русской избы свидетельствует о беспримерной стойкости традиций, о колоссальной школе, о высочайшей сознательности, о напряженности усилий , направленных к совершенству. Не только стиль, но и конструктивное устройство, и вся планировочная структура русской избы, и внутреннее убранство выработаны на протяжении тысячелетий. Этим наглядно демонстрируется неизменная приверженность русского народа к традиционному мировоззрению, его устремленность к «домостроительству истины».

В русской избе слились воедино «вся жизнь, все сердце и весь разум» Древней Руси; в ней « почти каждая вещь через каждый свой звук говорит нам знаками о том, что здесь мы только в пути…». С испокон веков строили на Руси «по старине», «по чину», «по образу и подобию». Чтили думы своих предков и себя укрепляли ими. Суть этого мастерства: единство пользы и красоты. Одно без другого не существовало.

Полезным и красивым считалось лишь то, что способно совершенствовать жизнь человека. Мелочей, второстепенных вещей и явлений не существовало ни в искусстве, ни в быту. В конечном итоге, все земное бытие человека по понятиям старины представляло собой испытание, духовное ратоборство, освобождающее человека от темных стихий и тем самым совершенствующее жизнь. От немыслимого достоинства, до которого поднимается человеческое сердце в общении с Богом, происходило откровение о мире, ответственность за него, богословское и гражданское дерзание». Отсюда же и духовный плод - древнерусское деревянное зодчество, которое правомерно назвать умозрением в формах .

Красота смысловая - не просто красота линий и форм. «Все наши коньки на крышах, петухи на ставнях, голуби на князьке крыльца, цветы на постельном и тельном белье вместе с полотенцами носят не простой характер узорочья, это великая знаковая эпопея исхода мира и назначению человека. Конь как в греческой, египетской, римской, так и в русской мифологии есть знак устремления, но только один русский мужик догадался посадить его себе на крышу, уподобляя хату под ним колеснице. Ни Запад ни Восток, взятый вместе с Египтом, выдумать этого не могли, хоть бы тысячу раз повторили своей культурой обратно. Это чистая черта скифии с мистерией вечного кочевья. «Я иду к тебе, в твои лана и пастбища», - говорит наш мужик, запрокидывая голову конька в небо». (С.Есенин.Указ.соч.с138-139)

Возрождение древнерусских строительных традиций как частицы всеобщей мудрости жизни – основывается не на слепом копировании объемов и деталей, а на осмыслении содержания архитектурных образов. Целостный мир русской избы правомерно назвать целительным: смысловой корень обоих слов един. Этот мир помогает нам понять, сколь далеко, без пользы и устойчивой радости, ушли мы от нужной жизни. Утомленные обезличенными образами современной цивилизации мы острее сознаем целебную, «выравнивающую» силу естественно-простой красоты, своего «душевного отечества» (О.Шпенглер), в котором кроется правда жизни.

«Грядущий хам», по Дмитрию Мережковскому, воцарился-таки на русской земле, а «освобождение придет тогда, - прозревал писатель - когда явится внутренняя, духовно-нравственная связь в русском народе, сознательный патриотизм, чувство национального достоинства.»

Зримое повседневное окружение правомерно назвать основополагающей информацией, обуславливающей духовное развитие человека.

Бревенчатая изба - гениальна в своем русском воплощении: «никакого наружного блеска, все просто, все прилично, все исполнено внутреннего блеска, который раскрывается не вдруг; все лаконизм, каким всегда бывает чистая поэзия» (Н.В.Гоголь)