деревянная русь

строительство домов

рукоделие

столярное дело

печное дело

кузнечное дело

керамика





 

Дереву на Руси издревле был почет. К нему, как к живому, обращались в самых разных случаях: «Свято дерево, помоги». И дерево, внимая просьбе-мольбе, помогало. Великая сила земли и неба сосредоточена в деревьях. Это ныне вполне доказано наукой, а предки наши чистым своим сердцем чувствовали и потому деревянные постройки с незамазанными и незабитыми естественными стенами так любили: от них добрый дух исходил.

В старину почти все на Руси строили из дерева: от огромного храма до креста на могиле.

Из века в век, из поколения в поколение передавались строительные традиции народа. Складываясь, они определяли самобытную основу народного архитектурного творчества. Самобытную — значит предопределенную собственным, а не заимствованным у других народов бытом, собственными характерными чертами России: природой, языком ее народа и его представлениями об окружающем мире, о том, что хорошо и плохо, его мечтами, радостями и печалями.

Каждая из традиций представляла собой не механическое перенесение какой-то формы на новое здание, но прежде всего наставление, заключенное в этой форме. Другими словами, в традиционной форме заключался символ мысли, видимый глазом, постигаемый сердцем и разумом. Вот таким «передатчиком мысли» и являлись самобытные деревянные постройки, ставшие ныне для нас подлинными сокровищами не только русской, но и общечеловеческой, общеземной культуры.

Постигая гармонию, скрытую в архитектурных творениях народа, мы приближаемся к постижению гармонии жизни, к вечным идеалам красоты и добра.

Чтобы понять, почему в одно время строили в России так, а в другое — иначе, нужно иметь представление об истории жизни нашего Отечества. Бывали в ней спады и подъемы, благие времена и лихолетья. Соответствовало тому и народное творчество, то поднимаясь на гребне волны общенародного самосознания и рождая произведения, преисполненные величием и силой духа, то опускаясь до состояния безразличного затишья, преобразившегося в конечном итоге в вырождение российской строительной культуры.

Помните у А. Н. Радищева: «Я взглянул окрест меня — душа моя страданиями человеческими уязвлена стала»? Эти слова написаны, в 1788 г. А словно о сегодняшнем дне нашей жизни говорится. Только нынешние страдания образно воплотились в однородно-унылой архитектурной среде. И тянется она, эта среда, в своем блочно-панельном выражении с севера на юг и с запада на восток. Новая застройка, словно болезненная опухоль, поглощает самобытный облик сел и городов России. Мир истинной красоты, того самого дарующего радость умиротворения, что мы называем гармонией, остается как бы за пределами нашей жизни. Мы в нем не участвуем. Он нам просто-напросто неведом.

Красота и мера — это и есть основные слагаемые гармонии, понимаемой как совершенство. Слагаемые эти составляют не только суть произведений подлинного искусства, в том числе и архитектуры, но и суть человеческой жизни, ее сокровенный, издревле притягательный смысл.